National Hi-Tech Crime Unit.RU

Национальный центр по борьбе с преступлениями в сфере высоких технологий

Название: А у вас лицензионное ПО? (Интервью с А.Н. Яковлевым)
Автор: Денис Лабунский
Опубликовано: газета "Компьютерные решения", № 84, 2006 г. (Саратов)

Оттого, что в кузнице не было гвоздя…

Менеджер не может продать товар, а бухгалтерия – выписать счет. В банке нет движения денег, на складе пылится невостребованный товар, клиенты уходят к конкурентам. Страшный сон директора? Нет, вполне реальная картина. Причина тому – нелицензионное программное обеспечение, когда-то "расчетливо" установленное на компьютеры несчастного предприятия. Хотели сэкономить, а в итоге…

О последствиях использования контрафактных программных продуктов мы беседуем с кандидатом юридических наук, экспертом Национального информационно-аналитического центра по мониторингу приоритетных направлений развития науки, технологий и техники в области информационно-телекоммуникационных систем (НИАЦ) при Федеральном агентстве по науке и инновациям, членом методического совета Российского федерального центра судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ, доцентом кафедры теории и практики судебной экспертизы Саратовского юридического института МВД России, полковником милиции Алексеем Николаевичем ЯКОВЛЕВЫМ.

КР. За последние два года методы борьбы с пиратским программным обеспечением существенно изменились: представители силовых структур взяли под контроль не только продавцов, но и потребителей программных продуктов. Что послужило причиной этих изменений?

А.Я. В глобальном аспекте – стремление России стать правовым государством с цивилизованной политикой развития высоких технологий. При том уровне пиратства, который наблюдался совсем недавно, 87% в 2004 году, это было технически невозможно. И если до этого нелицензионное программное обеспечение объективно помогало всем отраслям народного хозяйства "держаться на плаву", то к 2004 году стало понятно, что стране нужна собственная индустрия программного обеспечения, а также наряду с сырьевой, энергетической независимостью от западных стран – и независимость в сфере высоких технологий.

Как результат, в российском законодательстве, начиная с 2004 года, произошли адекватные изменения. До этого времени УК РФ эффективно мог применяться только в ситуации, когда авторское право на программы присваивалось. Но этого в большинстве случаев не было – на уличных лотках повсеместно продавались нелицензионные программы, авторство которых продавцами не только не скрывалось, но и подчеркивалось. Бренды знаменитых компаний служили прекрасной рекламой товара. Вместе с тем именно незаконное использование программ пресечь было трудно – действовать в интересах тех же знаменитых производителей ПО было можно только на основании доверенности от автора – таково было требование закона. Однако очень скоро правовая ситуация в стране кардинально изменилась, и уже в 2005 году уровень пиратства составил 83% и продолжает быстро снижаться. К слову, уровень компьютерного пиратства в США, Японии, Великобритании, странах Северной Европы колеблется от 20 до 35%, в Западной Европе – от 36 до 50%.

КР. Какие поправки были внесены в законодательство, и как это отражается на нас – конечных пользователях программных продуктов?

А.Я. Закон "Об авторском праве и смежных правах" был дополнен новыми статьями 48.1 и 48.2. Первая из них вводит понятие технических средств защиты авторского права и смежных прав. К таким средствам отнесены любые технические устройства, их компоненты, позволяющие контролировать доступ к произведениям или объектам смежных прав, предотвращать неразрешенные автором действия. Впоследствии было уточнено, что термин "технические устройства" является дословным переводом термина из международного законодательства, исходное значение которого охватывает как технические, так и программные средства. Снимать ограничения на использование программ, установленные с помощью технических средств защиты авторского права и смежных прав, теперь запрещено.

Для нас с вами это означает следующее. Какую бы контрафактную программу нам не удалось приобрести, в ней есть механизм защиты, основанный на использовании уникального серийного номера (продукты компании Adobe), электронного ключа аппаратной защиты (продукты фирмы "1С"), либо активации по телефону или сети Интернет (продукты компании Microsoft). Применяя серийный номер, полученный неразрешенным нам автором способом – в файле на компакт диске или сгенерированный "генератором серийных номеров", используя программу эмуляции электронного ключа аппаратной защиты, придумывая и применяя 1001 способ активации нелицензионной программы – мы непосредственно и доказуемо нарушаем закон.

Кроме того, в этой же статье 48.1 оговорен запрет на все действия с техническими и программными средствами, предназначенными для снятия ограничений, установленных автором на использование программы. Таким образом, файлы с серийными номерами, рекомендациями по несанкционированной автором активации программы, reg-файлы для блокирования в реестре обращений к модулю защиты, программы генерации серийных номеров, программы эмуляции электронного ключа аппаратной защиты – весь этот арсенал средств, используемых в быту при установке нелицензионных программ, объявлен вне закона. Любое из этих средств нельзя изготавливать (например, записывать на компакт диск), распространять (на любых носителях, предоставлять доступ к этим средствам на сетевых серверах), сдавать в прокат, предоставлять во временное безвозмездное пользование (например, другу или коллеге по работе), импортировать (скачивать с серверов, физически расположенных вне территории РФ), рекламировать (в текстовых файлах на носителе данных, на страницах сайтов, в печатных изданиях), использовать в целях получения дохода либо оказания услуг (например, при осуществлении Вами коммерческой деятельности).

Вторая статья рассматриваемого закона, 48.2, строго регламентирует порядок использования информации об авторском праве и смежных правах. Такой особый правовой статус приобретает любая информация, которая идентифицирует программу, ее автора, обладателя смежных прав на программу, раскрывает условия использования программы. Автор может приводить свое подлинное имя или псевдоним, название фирмы может быть кратким  или полным, условия пользования программой могут быть изложены в текстовом файле или демонстрироваться в окне при установке программы – закон не оговаривает таких деталей. Однако если автор указал подобную информацию в любой удобной для него форме – она становится неприкосновенной. Такую информацию нельзя удалять полностью или частично, а также изменять. Программы, в которых эта информация удалена или искажена, нельзя продавать, покупать, использовать. Отступление от этих требований преследуется по закону.

Возвращаясь к нашей повседневной жизни, замечу, что эта статья нанесла окончательный удар по торговцам, установщикам, пользователям нелицензионного ПО. Трудно продавать копии лицензионных дисков, установить с которых программу невозможно (неизвестен серийный номер, отсутствует электронный ключ аппаратной защиты). Создавать и распространять дополнительные средства, позволяющие нелегально установить программу, запрещает закон. Маскировать известную программу под малоизвестную – также нельзя. Ловушка для любителей нелицензионных программ захлопнулась…

КР. Получается, что сегодня так или иначе "обойти" закон и установить нелицензионное программное обеспечение безнаказанно нельзя … А с легально купленной программой я могу делать все, что хочу?

А.Я. На первую часть вопроса могу ответить уверенно: да пора безнаказанности прошла. Перефразируя известный рекламный слоган, можно сказать: "Вы установили нелицензионный экземпляр программы и работаете спокойно? Тогда мы идем к Вам!"

Вместе с тем человек, который легально приобрел некоторую программу, одновременно с покупкой возложил на себя и установленные законом обязанности. Первейшая из них – не забывать, что приобретено право установки только одного экземпляра программы на один компьютер, если в договоре купли-продажи не указано иное. Проданный Вам лицензионный компакт диск нельзя тиражировать (за исключением права сделать одну архивную копию – вдруг впоследствии с "основным" диском что-то случится?).

Есть и иные ограничения. Например, Ваш компьютер имеет специфичное оборудование, и легально купленная программа отказывается корректно работать именно на этом компьютере. В этом случае нужно зафиксировать документально факт некорректной работы программы и руководствоваться положениями другого Закона РФ – "О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных".

Этот закон содержит определение двух очень важных терминов: "адаптация программы" и "модификация программы". Адаптация программы – это внесение легальным пользователем таких изменений в программу, которые позволяют обеспечить ее работу на конкретном компьютере или под управлением конкретных программ пользователя. Подчеркиваю – вносимые изменения только "восстанавливают" функциональность программы, не более. Если Вы купили программу и решили "доработать" ее, придав ей дополнительную функциональность – такие действия будут уголовно наказуемы, если разрешения автор на доработку не давал. Закон называет модификацией любые изменения программы, не являющиеся ее адаптацией, и связывает с такими действиями крайне негативные последствия …

КР. Кто и как определяет грань между допустимыми и недопустимыми действиями с программой легального ее пользователя, а точнее – грань между адаптацией и модификацией программы?

А.Я. Тот, кому это право делегировано законом – автор или производитель конкретного программного продукта. Например, в течение двух последних лет на специализированных семинарах юристы фирмы "1С"® доводят до сведения заинтересованных лиц, что фирма разрешает пользователям, легально приобретающим программы "1С"®, использовать программу "Sable". Эта программа позволяет работать с программой "1С"® без электронного ключа аппаратной защиты, используется всеми нелегальными пользователями программы "1С", за что ее разработчик Сергей Давыдюк в 2005 году был приговорен судом к 2-м годам лишения свободы условно. Несмотря на это, использование программы "Sable" легальными пользователями программы "1С" расценивается фирмой "1С" как адаптация программы "1С". Такое же действие нелегальных пользователей программы "1С" расценивается как модификация программы "1С", после чего начинается их уголовное преследование сразу по двум статьям УК РФ: 272 ("Неправомерный  доступ к компьютерной информации") – в аспекте фактического изменения кодов программы "1С",  и 273 ("Создание, использование и распространение вредоносных программ для ЭВМ") – в аспекте использования программы "Sable" как вредоносной программы.

Совет: уточняйте у автора или владельца авторских прав, насколько правомочны те или иные Ваши действия с программой. В противном случае аналогичный по содержанию запрос не поленятся сделать правоохранительные органы. Ваше невнимание или пренебрежение к правовым проблемам может стать причиной серьезных правовых последствий.

Возвращаясь к ранее перечисленным способам нелегальной установки программного обеспечения, также замечу, что все вышесказанное относится и к программному инструментарию, используемому при нелегальной установке программ. Вы уже догадываетесь, что использованию (не говоря о разработке) программ генерации серийных номеров, программ эмуляции электронного ключа аппаратной защиты, иных программ будет дана правовая оценка по статье 273 УК РФ, а наступившим последствиям (модификация устанавливаемой программы) – по статье 272 УК РФ. Наказание по совокупности статей может составить до трех лет лишения свободы – есть над чем задуматься …

КР. Получается, что любая успешная установка программы с нелицензионного компакт диска или невыполнение условий договора купли-продажи автоматически делают пользователя потенциальным подследственным?

А.Я. Честный ответ – да. По тяжести потенциальных последствий я разделил бы всех нелегальных пользователей программ на две группы. Пользователи первой группы приобрели и установили программу таким способом, при котором дополнительные программные средства, позволяющие обойти или нейтрализовать "авторскую" защиту не применялись, а был смоделирован легальный способ установки программы. Дело отнюдь не в хитрости таких пользователей – им просто случайно повезло: программа кроме ввода "правильного" серийного номера ничего при установке не потребовала. Если официальная стоимость установленной программы превышает 50 тыс. рублей, в этом случае уголовная ответственность наступает "только" по статье 146 УК РФ "Нарушение авторских и смежных прав" (минимум – штраф 200 МРОТ, максимум – лишение свободы на срок до двух лет). С учетом высокой стоимости программного обеспечения "набрать" такую сумму ущерба, нанесенного правообладателям, достаточно просто.  

Однако, если при установке даже "дешевой" программы использовались дополнительные программы, относящиеся к разряду вредоносных, никого из правоохранительных органов интересовать сумма ущерба уже не будет. Автоматически будет возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных статьями 272 и 273 УК РФ. Если же и сумма ущерба составит более 50 тыс. рублей – в совокупность статей войдет и статья 146 УК РФ…

Для любителей экономии сообщаю следующее. Даже если совокупная стоимость установленных на компьютер программ меньше 50 тыс. рублей, владелец компьютера подвергается административной ответственности – уплачивает штраф. Несколько последовательных выплат штрафа рано или поздно лишит Вас суммы, эквивалентной первоначальной стоимости лицензионного экземпляра программы. Только на тот момент у Вас уже не будет ни денег, ни программы.

Сегодня практически нет программ, цена которых оправдывала бы риск подвергнуться административному штрафу или уголовному преследованию. Например, сетевая версия бухгалтерии "1С"® стоит около 70 тыс. руб. Самое мягкое решение суда, минимальный штраф, эквивалентен покупке почти трех лицензионных комплектов программы. А нам изначально был нужен всего один …

Вместе с тем рассчитывать на гарантированное снисхождение суда не стоит: руководитель одного из саратовских предприятий, располагающихся в районе 3 Дачной, получил срок 2 года за то, что его подчиненные использовали контрафактные экземпляры бухгалтерских программ фирмы "1С"®.

Еще одно существенное изменение касается правил подсчета ущерба, нанесенного автору или правообладателю. Раньше он рассчитывался только по стоимости самого компакт диска, что порождало ежедневно парадоксы: на диске записаны программы суммарной стоимостью несколько сот тысяч рублей (вспомните сборники программ на DVD), а ущерб оценивался в 100-150 рублей – собственно стоимость компакт диска. Сегодня все по-другому. Суммируется стоимость всех программ, имеющихся на компакт диске или на жестком диске компьютера. Для компакт дисков эта сумма умножается на количество изъятых компакт дисков, для компьютеров – на количество компьютеров в организации (при условии их одинакового оснащения программным обеспечением). Ответственность (административная или уголовная) возлагается, как правило, на руководителя организации.

КР. А в самой процедуре применения норм права есть изменения?

А.Я. Есть. Статья 20 УПК РФ относит уголовные дела по статье 146 часть первая УК РФ (присвоение авторства) к делам частно-публичного обвинения, которые возбуждаются только по заявлению потерпевшего (автора, обладателя смежных прав). Ранее в часть первую статьи 146 входило и незаконное использование объектов авторского права (в том числе программного обеспечения). Как следствие, сотрудники правоохранительных органов не могли без доверенности от правообладателя эффективно противодействовать компьютерному пиратству.

Впоследствии ситуация изменилась. Незаконное использование контрафактных экземпляров компьютерных программ, их приобретение, хранение и перевозка вошли в часть вторую статьи 146 УК РФ, вследствие чего действие статьи 20 УПК РФ (обязательное наличие заявления потерпевшего – автора или правообладателя) на них перестало распространяться. В настоящее время любой сотрудник правоохранительных органов по данному виду правонарушений действует в обычном, "штатном" режиме. Правообладатель может и не знать, что в Саратове обнаружен факт нелегального использования его программного обеспечения.

Добавим, что до недавнего времени статья 146 УК РФ была так называемой "прокурорской" – расследованием подобных правонарушений занимались только сотрудники прокуратуры. В августе этого года были внесены изменения в законодательство, и теперь эта статья стала подведомственна и МВД, и Прокуратуре РФ. Теперь число сотрудников правоохранительных органов, которые имеют право проверять организации, возбуждать и расследовать уголовные дела по факту использования или распространения контрафактных экземпляров программ, увеличилось в несколько раз.

Упрощен и алгоритм действий сотрудников правоохранительных органов при выявлении факта нарушения авторских и смежных прав. Если при проведении проверки организации, торговой точки возникает сомнение в легальности использования программы, системный блок компьютера изымается, опечатывается и направляется на предварительное исследование специалистам в области компьютерной экспертизы. Специалист изучает данные на компьютерных носителях и выносит компетентное заключение о том, каким способом устанавливалась программа, когда устанавливалась, работоспособна ли она, создавались ли с ее помощью документы и многое другое. Дается предварительная оценка признакам предположительной контрафактности установленных программ, после чего с использованием специального справочника определяется их стоимость, готовится и направляется запрос правообладателям. Если величина нанесенного правообладателям ущерба в совокупности превышает 50 тыс. рублей, то немедленно возбуждается уголовное дело, если этот ущерб менее 50 тыс. рублей, то руководитель организация несет ответственность в административном порядке.

Методика экспертизы отлажена, проводят ее специалисты экспертно-криминалистического центра при ГУВД Саратовской области, а также сотрудники межкафедральной лаборатории прикладных исследований по проблемам борьбы с преступлениями в сфере компьютерной информации СЮИ МВД России. Единственная проблема – сегодня количество выявленных нарушений в сфере авторских и смежных прав так велико, что на исследовании у экспертов одновременно находятся десятки системных блоков ПК. С учетом изменений законодательства могу прогнозировать, что впереди нас ожидает резкий рост количества таких экспертиз и исследований.

Есть еще один фактор, сугубо "милицейский" – отчетные показатели. Хорошо работает то подразделение органов внутренних дел, у которого количество выявленных преступлений в очередной отчетный период чуть больше, чем в предыдущий ...

КР. Крупные корпорации могут защитить себя высокими заборами, службой охраны и юристами. Небольшая организация или частный предприниматель наверняка представляет более легкую "добычу" при проверке используемых программ на лицензионную "чистоту". Существует ли разница в отношении правоохранительных органов к крупным корпорациям и частным предпринимателям?

А.Я. "Не везет" одинаково любым нарушителям, независимо от масштаба предприятия. В "мелких" предприятиях используется заведомо больше нелицензионных программ, но и масштабы наносимого ущерба, как правило, влекут за собой лишь административное наказание. Крупные организации стараются не нарушать закон, вместе с тем единичная установка нелицензионной программы на десятки компьютеров может при выявлении этого факта стать безусловным основанием для возбуждения уголовного дела. Правоохранительные органы знают о такой "теории больших чисел", поэтому крупные саратовские организации не могут сказать, что они обойдены проверками.

Иногда подобное "внимание" правоохранительных органов заставляет руководителей крупных организаций поволноваться. Например, одна очень большая корпорация, имеющая на балансе несколько тысяч компьютеров, чуть было одномоментно не стала самым крупным в истории региона нарушителем законодательства об авторских и смежных правах. После обращения к юристам межкафедральной лаборатории СЮИ МВД России выяснилось, что корпорация использовала разработанную компанией Microsoft схему лицензирования программных продуктов на основе временных лицензий сроком действия 1 год без ограничений по версиям программных продуктов. Все детали договорных обязательств корпорация выполняла пунктуально, однако, сотрудникам правоохранительных органов нюансы различных схем лицензирования программных продуктов компании Microsoft не были известны. После квалифицированного заключения юристов СЮИ МВД России, претензии к корпорации были сняты. Сегодня перед законом действительно все равны.

КР. Кто определяет "тяжесть вины" лиц, ответственных за использование контрафактных экземпляров компьютерных программ?

А.Я. Только суд. В зависимости от выявленных обстоятельств суд решает, будет ли наказание минимальным (200 тыс. руб.), или максимальным (лишение свободы на срок до 2 лет). Замечу, что хотя судьи выносят свои решения на основании внутреннего убеждения, все-таки существует еще и ряд внешних факторов. Сегодня Россия взяла курс на беспощадное противодействие обороту нелицензионного программного обеспечения, поэтому нередки случаи, когда судьи дают максимальные сроки наказания.

Если будет установлено, что в установке и использовании нелицензионного ПО участвовала группа лиц и имел место предварительный сговор (например, зафиксирована письменная или иная договоренность на установку программ на компьютеры организации), сумма ущерба, нанесенного правообладателям, превысила 250 тыс. рублей, инсталлировал и использовал программы сотрудник, отвечающий за это в силу своих должностных обязанностей (а, значит, и более осведомленный о порядке и правилах работы с ними), – то ответственность за подобное нарушение закона уже иная: лишение свободы на срок до 5 лет со штрафом до 500 тыс. рублей. К сожалению, признаки наличия состава такого преступления могут обнаружить у себя в организации многие руководители, живущие устаревшими представлениями о правовых реалиях окружающей жизни.

Уверен, что со временем контроль будет только ужесточаться. Самое простое решение – проверять в бухгалтерской отчетности организаций факт постановки на баланс программного обеспечения. Трудно сегодня представить себе организацию с большим числом работников, которая не имеет на своем бухгалтерском балансе ни одной лицензионной программы при наличии десятков компьютеров…

КР. А не используют ли "выборочные проверки" для сведения счетов с конкурентами?

А.Я. Насколько мне известно, "избирательность" проверки ныне заключается только в том, какое крупное административное здание с массой небольших фирм-арендаторов выбирают для проверки сегодня, а какое – завтра. Сотрудники правоохранительных органов заранее уточняют список арендаторов и осматривают все помещения – от крыши до подвала. А слово "выборочно" имеет смысл только потому, что физически количество сотрудников, которые занимаются такими проверками, не позволяет одновременно прийти во все организации города.

С другой стороны, бывают и курьезы. Руководители организаций настолько самоустраняются от тонкостей владения программными продуктами, что нередко сами не знают, была ли у них документация на программы, электронные ключи аппаратной защиты, или нет. А ведь одна и та же программа при наличии или отсутствии доказательств ее лицензионности может юридически оцениваться по-разному. Поэтому обращаюсь к руководителям: наведите порядок в учете закупленного легального ПО.

КР. Какие программные продукты проверяются в первую очередь? Есть ли некий "табель о рангах"?

А.Я. Первое время сотрудники правоохранительных органов больше внимания обращали на самые дорогие программные продукты. Год назад волна проверок, в основном, касалась продуктов фирмы "1С"®. Сегодня ситуация с продуктами фирмы "1С"® нормализовалась, и на пике внимания оказались продукты фирмы Microsoft®. Такое внимание продиктовано распространенностью программных продуктов этих фирм. Но при проведении экспертизы принимаются во внимание абсолютно все программы, установленные на компьютере пользователя. Во время проверки изучаются следы даже удаленных с жесткого диска программ. Это тоже может быть обстоятельством, которое будут учитывать сотрудники правоохранительных органов при оценке результатов проверки.

Необходимо учитывать и то, что многие правообладатели объединились в "Некоммерческое партнерство поставщиков программных продуктов" (НППП), которое ежеквартально издает справочник с информацией об авторских правах и стоимости ПО, проводит обучение сотрудников правоохранительных органов, информирует общественность о планируемых акциях – одним словом, не самоустраняется от защиты своих прав и, соответственно, от защиты потенциальной прибыли. Обеспечивать правовую защиту компьютерных программ, производимых членами Партнерства, безусловно гораздо легче, чем продукцию фирм, которые игнорируют необходимость взаимодействия с правоохранительными органами.

КР. Такое обучение сотрудников правоохранительных органов действительно необходимо?

А.Я. Сегодня многие производители программных продуктов предлагают предприятиям использовать новые схемы лицензирования программ – более удобные и дешевые для потребителя. Однако внешне такие схемы выглядят непривычно и вводят неподготовленных сотрудников правоохранительных органов в заблуждение. Поэтому одной из главных задач факультета переподготовки и повышения квалификации СЮИ МВД России является такая переподготовка оперативных сотрудников, следователей, которая позволяет им выполнять профессиональные задачи без правовых ошибок. Уникальность факультета заключается и в том, что только здесь, в Саратове, в СЮИ МВД России экспертов компьютерной экспертизы  со всей России учат методикам исследования информационных объектов. Руководит факультетом профессионал, к.э.н., доцент, полковник милиции А.Б. Нехорошев, который одновременно координирует работу межкафедральной лаборатории прикладных исследований по проблемам борьбы с преступлениями в сфере компьютерной информации.

Благодаря поддержке руководства института – д.ю.н., профессора, генерал-майора милиции В.Н. Синюкова, в течение трех лет преподаватели факультета оказывают помощь Саратовской Государственной академии права в реализации соответствующей программы краткосрочной переподготовки мировых и федеральных судей.

Начальник кафедры теории и практики судебной экспертизы, к.ю.н., доцент, подполковник милиции Шухнин М.Н. много внимания уделяет налаживанию научного и практического взаимодействия с филиалом Экспертно-криминалистического центра при ГУВД Саратовской области на кафедре теории и практики судебной экспертизы, эксперт которого выполняет подавляющее большинство компьютерных экспертиз и исследований по рассматриваемой категории уголовных дел.

КР. А можно ли пройти подобную подготовку руководителям и специалистам частных фирм?

А.Я. Сотрудникам нашей кафедры часто приходится давать консультации руководителям и сотрудникам организаций уже тогда, когда к ним пришли с проверкой сотрудники правоохранительных органов. Нам же хотелось бы, чтобы наши рекомендации помогали бы исключить нарушения закона до возможных проверок.

Предоставить консультации по юридическим аспектам использования ПО, его закупкам, особенностям проведения проверок мы можем, если руководители или сотрудники организации обратятся в Межкафедральную лабораторию прикладных исследований по проблемам борьбы с преступлениями в сфере компьютерной информации СЮИ МВД России по телефону 36-72-88.

Кроме того, мы можем дать квалифицированный ответ на заданные вопросы в письменном виде. Такой документ станет серьезным аргументом как при решении спорных вопросов по итогам проведенной проверки, так и при вынесении судебных решений.

КР. Спасибо за интересную и содержательную беседу!

Записал Денис ЛАБУНСКИЙ